№ 1-124/2019

П О С Т А Н О В Л Е Н И Е

о прекращении уголовного дела, уголовного преследования

г. Белгород                                                                                   24 мая 2019 года

Свердловский районный суд города Белгорода в составе:

        председательствующего-судьи Панова Н.В.,

        при секретаре Севрюковой М.П.,

        с участием: государственного обвинителя – помощника прокурора г. Белгорода Григоровой С.В.,

подсудимого – Артёменко А.А., защитника– адвоката Кривошапова М.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Артеменко А.А., <данные изъяты>

обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.198 УК РФ,

УСТАНОВИЛ:

        Артёменко А.А. органом предварительного следствия обвиняется в уклонении от уплаты налогов с физического лица в крупном размере, путем непредставления налоговых деклараций по НДС за 1 квартал ДД.ММ.ГГГГ г., 1 — 3 кварталы ДД.ММ.ГГГГ г., представление которых в соответствии с законодательством Российской Федерации о налогах и сборах является обязательным, а также путем внесения в налоговую декларацию по НДС за 4 квартал ДД.ММ.ГГГГ г. и налоговую декларацию по налогу, уплачиваемому в связи с применением упрощенной системы налогообложения (далее УСН) за ДД.ММ.ГГГГ г., заведомо ложных сведений при следующих обстоятельствах.

В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ Артёменко А.А., как индивидуальный предприниматель осуществлял деятельность по производству строительно-отделочных работ.

        Согласно п. 3 ст. 346.11 НК РФ индивидуальные предприниматели применяющие упрощенную систему налогов (УСН), не признаются налогоплательщиками налога на добавленную стоимость (НДС).

        При этом, в соответствии с п. 5 ст. 173 НК РФ лицами, не являющимися налогоплательщиками НДС, в случае выставления ими покупателю счета-фактуры с выделением суммы налога исчисляется НДС, подлежащий уплате в бюджет. При этом сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, определяется как сумма налога, указанная в соответствующем счете-фактуре, переданном покупателю товаров (работ, услуг).

В соответствии с п. 1 ст. 174 НК РФ уплата налога по операциям, признаваемым объектом налогообложения на территории Российской Федерации производится по итогам каждого налогового периода исходя из фактической реализации (передачи) товаров (выполнения, в том числе для собственных нужд работ, оказания, в том числе для собственных нужд, услуг) за истекший налоговый период равными долями не позднее 20-го числа каждого из трех месяцев, следующего за истекшим налоговым периодом.

С ДД.ММ.ГГГГ согласно п. 1 ст. 174 НК РФ (в редакции Федерального закона от 29.11.2014 № 382-ФЗ) уплата налога производится за истекший налоговый период равными долями не позднее 25-го числа каждого из трех месяцев, следующего за истекшим налоговым периодом.

В соответствии со ст. 163 НК РФ налоговый период по НДС устанавливается как квартал.

В соответствии с п. 2 ст. 346.13 НК РФ, Артёменко А.А. является налогоплательщиком, применяющим упрощенную систему налогов, в качестве объекта налогообложения Артёменко А.А. в соответствии с п. 2 ст. 346.14 НК РФ были выбраны доходы.

        Пунктом 1 ст. 346.20 НК РФ установлено, что в случае, если объектом налогообложения являются доходы, налоговая ставка устанавливается в размере 6 процентов.

В соответствии с п. 1 ст. 346.19 НК РФ налоговым периодом по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, признается календарный год.

Пунктом 2 ст. 346.23 НК РФ установлено, что налогоплательщики – ИП по истечении налогового периода представляют налоговые декларации по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН, в налоговые органы по месту своего жительства не позднее 30 апреля года, следующего за истекшим налоговым периодом.

    При осуществлении предпринимательской деятельности, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ИП Артёменко А.А. (субподрядчик) выполнял строительно-отделочные работы для <данные изъяты> (подрядчик) по договору № 4/13 от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому подрядчик поручает, а субподрядчик принимает на себя обязательства выполнить отделочные работы на объекте — «<данные изъяты>

        Выполнение ИП Артёменко А.А. работ по договору № 4/13 от ДД.ММ.ГГГГ оформлено актами о приемке выполненных работ (КС-2) и справками о стоимости выполненных работ и затрат (КС-3), согласно которым ИП Артёменко А.А. в указанный период выполнены и сданы строительно-монтажные работы на объекте — <данные изъяты>, на общую сумму <данные изъяты> рубля, в том числе НДС <данные изъяты> рублей.

        В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ в адрес <данные изъяты> ИП Артёменко А.А. выставлены счета-фактуры на общую сумму <данные изъяты> рублей, с выделенным НДС, которые учтены <данные изъяты> при расчете НДС, подлежащего уплате в бюджет, в связи с чем, у ИП Артёменко А.А. в соответствии с п. 5 ст. 173 НК РФ, возникла обязанность по исчислению и уплате в бюджет НДС в сумме <данные изъяты> рублей за 1 квартал ДД.ММ.ГГГГ г. (срок уплаты до ДД.ММ.ГГГГ)

        Артёменко А.А., достоверно зная о том, что он обязан исчислить НДС, подлежащий уплате в бюджет, действуя умышленно, с целью уклонения от уплаты налогов, не предоставил в МИ ФНС России № 2 по Белгородской области, расположенную по адресу: <адрес>, налоговые декларации по НДС за ДД.ММ.ГГГГ г. и НДС за указанный налоговый период не уплатил.

        В результате совершения Артёменко А.А. указанных преступных действий и выделения НДС отдельной строкой в счетах-фактурах, выставленных в адрес <данные изъяты> сумма не исчисленного ИП Артёменко А.А. НДС за ДД.ММ.ГГГГ г., которую он должен был уплатить в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, составляет <данные изъяты> рублей.

        Также, при осуществлении предпринимательской деятельности, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ИП Артёменко А.А. (субподрядчик) по договорам подряда выполнял строительно-монтажные работы для ИП Т. (подрядчик) и в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ для <данные изъяты> (заказчик).

        Выполнение ИП Артёменко А.А. работ по договору подряда № 1/14 от ДД.ММ.ГГГГ с ИП Т. оформлено актами о приемке выполненных работ (КС-2), согласно которым ИП Артёменко А.А. в указанный период выполнены и сданы строительно-монтажные работы на объекте — <данные изъяты> по <адрес>», на общую сумму <данные изъяты> рублей, в том числе НДС <данные изъяты> рубля,

        Выполнение ИП Артёменко А.А. работ по договору подряда б/н от ДД.ММ.ГГГГ с ИП Т., оформлено актами о приемке выполненных работ (КС-2), согласно которым ИП Артёменко А.А. в указанный период выполнены и сданы строительно-монтажные работы на объекте — <данные изъяты>, на общую сумму <данные изъяты> рубля, в том числе НДС <данные изъяты> рублей,

        Выполнение ИП Артёменко А.А. работ по договору подряда б/н от ДД.ММ.ГГГГ с ИП Т., оформлено актами о приемке выполненных работ (КС-2), согласно которым ИП Артёменко А.А. в указанный период выполнены и сданы строительно-монтажные работы на объекте — «<данные изъяты>, на общую сумму <данные изъяты> рубль, в том числе НДС <данные изъяты> рублей

        ИП Артёменко А.А. для расчетов с ИП Т. за выполненные работы составлены справки о стоимости выполненных работ и затрат (КС-3) на общую сумму <данные изъяты> рубля, в том числе НДС <данные изъяты> рублей,

        В период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ИП Артёменко А.А. в адрес ИП Т. выставлены счета-фактуры на общую сумму <данные изъяты> рубля с выделенным НДС, которые учтены ИП Т. при расчете НДС, подлежащего уплате в бюджет, в связи с чем у ИП Артёменко А.А., в соответствии с п. 5 ст. 173 НК РФ, возникла обязанность по исчислению и уплате в бюджет НДС в сумме <данные изъяты> рублей, из них:

        — в ДД.ММ.ГГГГ г. на сумму <данные изъяты> рублей, в том числе НДС <данные изъяты> рублей,

        — во ДД.ММ.ГГГГ г. на сумму <данные изъяты> рублей, в том числе НДС <данные изъяты> рублей,

        — в ДД.ММ.ГГГГ г. на сумму <данные изъяты> рубль, в том числе НДС <данные изъяты> рублей,

        — в ДД.ММ.ГГГГ г. на сумму <данные изъяты> рубля, в том числе НДС <данные изъяты> рублей.

        Вышеуказанные счета-фактуры ИП Артёменко А.А. на общую сумму <данные изъяты> рубля, в том числе НДС <данные изъяты> рублей включены в книгу покупок ИП Т. за 1-4 кварталы 2015 г. и НДС, выделенный в указанных счетах-фактурах, отнесен в состав налоговых вычетов ИП Т.

        Выполнение ИП Артёменко А.А. работ по договору № 4-06/15 от ДД.ММ.ГГГГ оформлено актом о приемке выполненных работ (КС-2) № 1 от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ИП Артёменко А.А. выполнены и сданы строительно-монтажные работы на объекте — <данные изъяты> по <адрес>, на общую сумму <данные изъяты> рублей, в том числе НДС <данные изъяты> рублей.

        ИП Артёменко А.А. для расчетов с <данные изъяты> за выполненные работы составлена справка о стоимости выполненных работ и затрат (КС-3) на общую сумму <данные изъяты> рублей, в том числе НДС <данные изъяты> рублей.

        ДД.ММ.ГГГГ в адрес <данные изъяты> ИП Артёменко А.А. выставлен счет-фактура № 2 на общую сумму <данные изъяты> рублей с выделенным НДС, который учтен <данные изъяты> при расчете НДС, подлежащего уплате в бюджет, в связи с чем, у ИП Артёменко А.А. в соответствии с п. 5 ст. 173 НК РФ, возникла обязанность по исчислению и уплате в бюджет НДС в сумме <данные изъяты> рублей.

        Вышеуказанный счет-фактура ИП Артёменко А.А. на общую сумму <данные изъяты> рублей, в том числе НДС <данные изъяты> рублей включены в книгу покупок <данные изъяты> за ДД.ММ.ГГГГ г. и НДС, выделенный в указанных счетах-фактурах, отнесен в состав налоговых вычетов <данные изъяты>

        При этом Артёменко А.А., достоверно зная о том, что он как ИП в случае выставления им покупателю счетов-фактур с выделением сумм налога, обязан исчислить НДС, подлежащий уплате в бюджет, действуя умышленно, с целью уклонения от уплаты налогов, осознавая преступность своих действий, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, не предоставил в МИ ФНС России № 2 по Белгородской области налоговые декларации по НДС за ДД.ММ.ГГГГ г., и внес в уточненную налоговую декларацию по НДС за ДД.ММ.ГГГГ, представленную им ДД.ММ.ГГГГ в МИ ФНС России № 2 по Белгородской области, расположенную по адресу: <адрес>, заведомо ложные сведения, указав в ней НДС к уплате в сумме 0 рублей, и НДС за указанные налоговые периоды не уплатил.

        В результате совершения Артёменко А.А. указанных преступных действий и выделения НДС отдельной строкой в счетах-фактурах, выставленных в адрес ИП Т. и <данные изъяты> сумма не исчисленного ИП Артёменко А.А. НДС за ДД.ММ.ГГГГ г., которую он должен был уплатить в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, составляет <данные изъяты> рубля.

    Кроме того, в период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ ИП Артёменко А.А. (подрядчик) выполнял строительно-монтажные работы для <данные изъяты> (заказчик) по договору № 01/16П от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому подрядчик обязуется выполнить работы по монтажу витражных конструкций из алюминия на объекте: <данные изъяты>

        По окончанию выполнения работ для ООО «Завод современного стекла «СИТАЛЛ» Артёменко А.А., заведомо знавший о том, что он, как ИП, является плательщиком налога, уплачиваемого в связи с применением УСН (с объектом налогообложения «доходы»), из корыстных побуждений, с целью незаконного обогащения за счет средств, подлежащих перечислению в бюджет, продолжил действовать во исполнение возникшего у него ранее преступного умысла, направленного на уклонение от уплаты налогов, путем внесения в налоговую декларацию по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН за ДД.ММ.ГГГГ г. заведомо ложных сведений о размере налоговой базы.

        Выполнение ИП Артёменко А.А. работ по договору № 01/16П от ДД.ММ.ГГГГ оформлено актом о приемке выполненных работ (КС-2) № 1 от ДД.ММ.ГГГГ за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому ИП Артёменко А.А. в указанный период выполнены и сданы строительно-монтажные работы на объекте — <данные изъяты> на общую сумму <данные изъяты> рублей.

        ИП Артёменко А.А. для расчетов с <данные изъяты> за выполненные работы составлена справка о стоимости выполненных работ и затрат (КС-3) № 1 от ДД.ММ.ГГГГ за период с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ на общую сумму <данные изъяты> рублей.

        При этом Артёменко А.А., достоверно зная о том, что он, как ИП, является плательщиком налога, уплачиваемого в связи с применением УСН (с объектом налогообложения «доходы»), обязан достоверно вести учет всех полученных доходов, произведенных расходов и хозяйственных операций при осуществлении предпринимательской деятельности, правильно исчислять и своевременно уплачивать налоги, действуя умышленно, в продолжение своих преступных действий, направленных на уклонение от уплаты налогов, осознавая преступность своих действий, ДД.ММ.ГГГГ представил в МИ ФНС России № 2 по Белгородской области налоговую декларацию по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН за 2016 г., в которую внес заведомо ложные сведения, не отразив в ней сумму дохода в размере <данные изъяты> рублей, полученного им, как ИП ДД.ММ.ГГГГ г. от выполнения строительно-монтажных работ на объекте — <данные изъяты> и налог, уплачиваемый в связи с применением УСН за указанный налоговый период в сумме <данные изъяты> рубль, не уплатил.

Данное продолжаемое деяние органом предварительного следствия квалифицировано по ч.1 ст.198 УК РФ.

В ходе судебного разбирательства, защитником подсудимого заявлено ходатайство об уточнении вышеизложенной квалификации действий подсудимого и о прекращении уголовного дела в отношении Артёменко А.А. в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Подсудимый Артёменко, поддерживая ходатайство, заявленное его защитником, не возражал против прекращения в отношении него уголовного дела в связи с истечением срока давности.

Государственный обвинитель также просила изменить квалификацию содеянного и не возражала против прекращения уголовного дела по указанному основанию.

Выслушав мнение сторон, суд приходит к следующему.

        Действия Артёменко по составлению и подаче ДД.ММ.ГГГГ уточненной налоговой декларации по НДС неверно органом следствия квалифицированы как внесение в налоговую декларацию по НДС заведомо ложных сведений за ДД.ММ.ГГГГ года, поскольку как и за ДД.ММ.ГГГГ года, имея обязанность представить налоговую декларацию по НДС за 4 ДД.ММ.ГГГГ года, в срок до ДД.ММ.ГГГГ, Артёменко таковую в МИ ФНС России № 2 по Белгородской области не предоставил.

        Подача уточненной налоговой декларации предполагает предшествующую подачу налоговой декларации по НДС, а Артёменко таковую в налоговый орган за ДД.ММ.ГГГГ, как и три предыдущих квартала не представил.

        То есть правильно квалифицировать действия Артёменко как уклонение от уплаты налогов путем непредставления налоговых деклараций за ДД.ММ.ГГГГ года, исключив из обвинения указание на уклонение от уплаты налогов путем внесения в налоговую декларацию по НДС (уточненную) за ДД.ММ.ГГГГ года заведомо ложных сведений.

        Такое изменение квалификации не ухудшает положения подсудимого, фактические обстоятельства содеянного не меняются, и исследования собранных по делу доказательств не требуется.

Подсудимый Артёменко А.А. обвиняется в совершении преступления небольшой тяжести.

В соответствии с ч.1 ст.78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли два года.

В соответствии с п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28.12.2006 N 64 «О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления» моментом окончания преступления, предусмотренного статьей 198 или статьей 199 УК РФ, следует считать фактическую неуплату налогов (сборов) в срок, установленный налоговым законодательством.

Согласно обвинительному заключению, преступление, в котором обвиняется Артёменко окончено ДД.ММ.ГГГГ, поскольку срок представления налоговой декларации по налогу, уплачиваемому в связи с применением УСН за <данные изъяты> – истек ДД.ММ.ГГГГ.

Таким образом, в настоящее время с момента совершения преступления два года истекли, следовательно, истек срок давности привлечения Артёменко А.А. к уголовной ответственности.

На основании п. 3 ч.1 ст.24 УПК РФ уголовное дело подлежит прекращению в связи с истечением срока давности уголовного преследования. В соответствии с ч.3 ст.24 УПК РФ прекращение уголовного дела влечет за собой одновременно прекращение уголовного преследования.

Как предусмотрено ч.2 ст. 27 УПК РФ, прекращение уголовного преследования по основанию, предусмотренному п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ, не допускается, если подсудимый против этого возражает.

В судебном заседании установлено, что подсудимый Артёменко вину признает, не возражает против прекращения в отношении него уголовного дела в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Препятствий, предусмотренных ч.3 ст.78 УК РФ, для отказа в прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, по данному делу не имеется.

Статьей 254 УПК РФ предусмотрено прекращение судом уголовного дела в судебном заседании, в том числе, при наличии оснований, предусмотренных п. 3 ч.1 ст. 24 УПК РФ.

Исковое заявление, поданное прокурором г.Белгорода, о взыскании с Артёменко А.А. неосновательного обогащения в размере <данные изъяты> в связи с прекращением уголовного дела и уголовного преследования подлежит оставлению без рассмотрения, с разъяснением гражданскому истцу права предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства.

Избранная в отношении Артёменко А.А. мера процессуального принуждения в виде обязательства о явке, по вступлении постановления в законную силу, подлежит отмене.

Вещественные доказательства: <данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

По делу имеются процессуальные издержки сложившиеся из суммы <данные изъяты>, подлежащей выплате адвокату из бюджета РФ за участие в судебном заседании, которые взысканию с подсудимого не подлежат на основании ч.1 ст.132 УПК РФ.

        На основании изложенного и руководствуясь ст. 78 УК РФ, ст. ст. 24, 27, 254, УПК РФ.

                                                 П О С Т А Н О В И Л:

Прекратить уголовное дело и уголовное преследование в отношении Артеменко А.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 198 УК РФ, по основанию, предусмотренному п. 3 ч.1 ст.24 УПК РФ, в связи с истечением срока давности уголовного преследования.

Меру процессуального принуждения в виде обязательства о явке, по вступлении постановления в законную силу – отменить.

Гражданский иск прокурора г.Белгорода, оставить без рассмотрения, разъяснив гражданскому истцу право предъявить иск в порядке гражданского судопроизводства.

Вещественные доказательства: <данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

                Процессуальные издержки по уголовному делу, сложившиеся из суммы <данные изъяты> рублей, подлежащей выплате адвокату из бюджета РФ за участие в судебном заседании, возместить за счет средств федерального бюджета.

Настоящее постановление может быть обжаловано в судебную коллегию по уголовным делам Белгородского областного суда в течение 10 суток со дня его вынесения, путем подачи апелляционной жалобы через Свердловский районный суд г. Белгорода.

Судья