Дело № 1-605/19

ПРИГОВОр

Именем Российской Федерации

Волжский городской суд Волгоградской области

в составе:

председательствующего судьи Сапрыкиной Е.А.,

при секретаре Юдиной Л.И.,

с участием государственного обвинителя     Назаровой Ю.В.,                    ,

подсудимого Шелоховича Р.А.,

его защитника адвоката Клещина А.Г. ( ордер №… от 27. 09.18 года),

    14 мая 2019 года, рассмотрев в открытом судебном заседании в особом порядке судебного разбирательства уголовное дело по обвинению

    Шелоховича Р.А., <…>

      в совершении преступлений предусмотренных частью 3 статьи 30, пунктами «а,г» части 4 статьи 228.1, частью 1 статьи 174.1 УК РФ;

                                                    У С Т А Н О В И Л:

Шелохович Р.А. из корыстных побуждений совместно и согласованно с лицами -1 и 2, уголовное дело в отношении которых выделено в отдельное производство и и неустановленным органом предварительного следствия лицом пытался незаконно сбыть наркотические средства, используя информационно-телекоммуникационую сеть Интернет, в составе организованной группы, в крупном размере. Преступление совершено им в городе Волжском при следующих обстоятельствах.

Не позднее июня 2018 года неустановленное органом предварительного следствия лицо из корыстных побуждений, преследуя цель незаконного обогащения в виде получения прибыли от незаконного оборота наркотических средств, решило создать и возглавить организованную группу для осуществления незаконного сбыта наркотических средств на территории <адрес>. Реализуя преступный умысел, неустановленное лицо разработало план преступной деятельности организованной группы и стало подыскивать лиц – её участников, предварительно распределив между ними роли при совершении преступлений.

Осознавая, что деятельность по распространению наркотических средств незаконна и может быть пресечена правоохранительными органами, неустановленное лицо, с целью конспирации своей противоправной деятельности, разработало структуру организованной группы, состоявшей из «руководителя», «оператора» и «раскладчика», в которой отвело себе роль «руководителя». Кроме того, с целью конспирации преступной деятельности неустановленное лицо разработало сложный план совершения преступлений, исключающий как возможность визуального и голосового контакта сбытчика и приобретателя наркотических средств (далее по тексту «потребитель»), так и визуальный контакт между «руководителем» и остальными участниками организованной группы. Со стороны «руководителя», «оператора» контроль за деятельностью участников организованной группы, а также координация их преступных действий осуществлялись исключительно путём общения с участниками организованной группы с использованием информационно-телекоммуникационной сети Интернет и программы интерактивного общения «<…>», в которых «оператор» использовал логин «<…>». Кроме того, «руководитель», в целях конспирации и во избежание пресечения деятельности организованной группы сотрудниками правоохранительных органов, исключил личное знакомство «оператора» и «раскладчика» с «руководителем», что позволило бы, в случае пресечения правоохранительными органами преступной деятельности отдельных участников организованной группы, произвести их замену и продолжать преступную деятельность с новыми участниками организованной группы.

Передачу оптовых партий наркотических средств участникам организованной группы – «раскладчику» неустановленные органом предварительного следствия лица — «руководитель», «оператор» организовали через «тайники», о месте нахождения которых, используя сеть Интернет, сообщали «раскладчику». Последний должен был извлекать из «тайников» расфасованные партии с наркотическими средствами, а затем хранить при себе или по месту своего жительства, помещать в оборудованные по собственному усмотрению «тайники» розничные партии наркотических средств, предназначенные для последующего незаконного сбыта. Информацию о месте расположения тайников, используя сеть Интернет и программу интерактивного общения «<…>», «раскладчик» должен сообщать «руководителю» через «оператора». Договоренность о приобретении наркотического средства между сбытчиком – «руководителем» организованной группы и «потребителем», в целях конспирации, должна была достигаться исключительно путём общения в сети Интернет, через различные программы интерактивного общения, для общения в которых «руководитель» должен был использовать различные логины и абонентские номера.

Потребитель наркотического средства, с использованием устройств имеющих выход в сеть Интернет, путем передачи сообщения в программах интерактивного общения, должен был передать «руководителю» через «оператора» информацию о количестве требующегося наркотического средства, после чего, перечислить денежные средства, в количестве и на номер счета, указанный ему «оператором».

В июне 2018 года Шелохович Р.А., находясь по месту своего жительства, по адресу: <адрес>, используя устройство с возможностью выхода в сеть Интернет, в социальной сети «<…>» прочитал ранее размещенное «руководителем» объявление от интернет — магазина «<…>» с предложением высокооплачиваемой работы курьером. Используя устройство с возможностью выхода в сеть Интернет, путем текстовой переписки Шелохович Р.А. сообщил неустановленному лицу о том, что заинтересовался данной работой. Неустановленное лицо — «руководитель», получив сообщение Шелоховича Р.А., разъяснило последнему, что работа заключается в распространении наркотических средств и предложило Шелоховичу Р.А. принять участие в качестве «раскладчика» наркотических средств на территории <адрес> и пообещало выплачивать денежное вознаграждение за незаконный сбыт наркотических средств, которое должно было систематически перечисляться в виде криптовалюты, которую Шелохович Р.А. должен был на электронных биржах обменивать на рубли и переводить на счет банковской карты «<…>», открытой свое имя. Шелохович Р.А., понимая, что ему предложено распространять наркотические средства и стать участником организованной группы, в которой выполнять роль «раскладчика», дал своё согласие, таким образом, объединившись с неустановленным лицом — «руководителем» в организованную группу, с целью личного обогащения, получаемого от незаконного сбыта наркотических средств. Шелохович Р.А., действуя умышленно, из корыстных побуждений, в соответствии с единым преступным умыслом, согласно своей преступной роли в составе организованной группы и в интересах других ее участников, следовал инструкциям, полученным от неустановленных лиц, выполнявших роль «руководителя» и «оператора», в составе организованной группы и использовавших для координирования действий участников группы – «раскладчиков» технические средства, имеющие возможность выхода в сеть Интернет, а также логин «Рокси».

В дневное время 21 июня 2018 года, лицо-1, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, находясь в салоне автомобиля <…> с государственным регистрационным знаком <…> регион, на территории <адрес>, в ходе общения с Шелоховичем Р.А., из корыстных побуждений принял предложение последнего участвовать совместно с ним и неустановленным лицом – «руководителем», а также другими участниками организованной группы в совершении незаконного сбыта наркотических средств на территории <адрес> за материальное вознаграждение, в качестве «раскладчика» и пообещал делиться с ним денежным вознаграждением, полученным за незаконный сбыт наркотических средств. Лицо -1, понимая, что ему предложено распространять наркотические средства и стать участником организованной группы, в которой выполнять роль «раскладчика», дал своё согласие, таким образом, объединившись с неустановленными лицами — «руководителем», «оператором» и Шелоховичем Р.А. в организованную группу, с целью личного обогащения получаемого от незаконного сбыта наркотических средств.

В дневное время 30 июня 2018 года лицо -2, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, находясь по адресу: <адрес>, в ходе общения с Шелоховичем Р.А. и лицом -1 из корыстных побуждений, с целью личного обогащения, принял предложение последних, участвовать совместно с ними и неустановленными лицами – «руководителем», «оператором», а также другими участниками организованной группы в совершении незаконного сбыта наркотических средств на территории <адрес> за материальное вознаграждение, в качестве «раскладчика», и пообещал делиться с ним денежным вознаграждением, полученным за незаконный сбыт наркотических средств. Лицо-2, понимая, что ему предложено распространять наркотические средства и стать участником организованной группы, в которой выполнять роль «раскладчика», дал своё согласие, таким образом, объединившись с неустановленными лицами — «руководителем», «оператором», Шелоховичем Р.А. и лицом-1, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, в организованную группу, с целью личного обогащения получаемого от незаконного сбыта наркотических средств.

Созданная неустановленным органом предварительного следствия лицом организованная группа, в состав которой входили Шелохович Р.А., лица -1 и 2, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство и иные неустановленные лица, осуществляла свою противоправную деятельность в данном составе с июня 2018 года до момента задержания Шелоховича Р.А. и лиц -1 и 2 сотрудниками полиции 12 сентября 2018 года. При этом группа характеризовалась устойчивостью и организованностью. Устойчивость группы выразилась:

— в постоянстве форм и методов преступной деятельности, направленной на незаконный сбыт наркотических средств на территории <адрес> Волгоградской области, путем передачи их приобретателям, в том числе и наркозависимым лицам, при помощи тайников, с использованием сети «Интернет»;

— в объединении участников организованной группы единой целью совместного совершения тяжких и особо тяжких преступлений – сбыта наркотических средств на территории <адрес>, для получения финансовой выгоды;

— в корыстном мотиве участников организованной группы, деятельность которых была направлена на систематическое, в течение длительного периода, личное обогащение за счет сбыта наркотических средств приобретателям, в том числе и наркозависимым лицам, на территории <адрес>;

— в сплоченности участников организованной группы, то есть в осознании ими общности целей и интересов, для достижения которых была создана группа, в стремлении к единому преступному результату – систематическому получению максимальной прибыли от незаконного сбыта наркотических средств, в течение длительного времени;

— в наличии между отдельными исполнителями преступлений устойчивых связей вследствие дружеских отношений, что затрудняло выход участников организованной группы из ее состава;

— в длительности функционирования группы, действовавшей в период с июня 2018 года по сентябрь 2018 года и постоянном, стабильном составе ее участников.

Организованность группы выразилась:

— в наличии организатора «руководителя», осуществлявшего единое руководство деятельностью группы;

— в значительном количестве участников группы, действовавших как в своих личных корыстных интересах, так и в интересах организатора «руководителя» группы;

— в четком распределении ролей и функций между участниками группы;

— в сложном, многоступенчатом способе совершения преступлений и полном контроле за деятельностью исполнителей, на всех стадиях совершения преступлений, со стороны организатора «руководителя»;

— в строгом иерархическом подчинении исполнителей преступлений организатору «руководителю», выражавшемся в четком выполнении исполнителями инструкций и распоряжений организатора «руководителя» при совершении преступлений;

— в координировании организатором «руководителем» группы деятельности исполнителей преступлений, выполнявших различные функции в составе группы и не знакомых между собой, и организации дистанционного взаимодействия между ними в ходе совершения преступлений;

— в четком предварительном планировании совершаемых преступлений, предварительной подготовке к их совершению и инструктировании исполнителей преступлений перед их совершением;

— в наличии у различных участников группы специализаций в выполнении конкретных действий при совершении преступлений;

— в активной, целенаправленной деятельности организатора «руководителя» по приисканию, вербовке и инструктажу лиц, выступающих исполнителями преступлений;

— в технической оснащенности участников группы, то есть использовании участниками организованной группы средств совершения преступлений — мобильных средств связи, с установленными приложениями обмена сообщениями, имеющими доступ в сеть «Интернет», использовании при совершении преступлений криптовалюты, а также личных автотранспортных средств;

— в наличии единого денежного фонда, при помощи которого организатор «руководитель» преступлений оплачивал преступную деятельность исполнителей, а также финансировал приобретение технических средств совершения преступлений;

— в принятии мер по конспирации преступной деятельности, путем сохранения в тайне сведений о личности организатора «руководителя» и исполнителей преступлений и исключении личного общения как между организатором «руководителем» и исполнителями, так и между исполнителями на различных стадиях совершения преступлений. Для этих целей общение между исполнителями преступлений и с приобретателями наркотических средств осуществлялось исключительно при помощи сети «Интернет» и интернет-программ обмена сообщениями, используя псевдонимы; передача наркотических средств соучастникам и приобретателям осуществлялась при помощи тайников. Примененная система общения исполнителей преступлений, осуществлявших различные функции, позволила исключить возможность их общения между собой; оплата деятельности исполнителей преступлений осуществлялась безналичным расчетом, используя криптовалюту. Кроме того, в целях конспирации преступной деятельности, участники организованной группы, при общении в сети «Интернет» использовали условные (жаргонные) обозначения сбываемых наркотических средств. Так, участники организованной группы именовали вещество, содержащее в своем составе наркотические средства – гашиш (анаша, смола каннабиса) и смесь, содержащую в своем составе производное N-метилэфедрона, – как «ск» и «гаш».

Не позднее 12 сентября 2018 года неустановленное органом предварительного следствия лицо, действуя согласно совместного преступного сговора, поместило наркотическое средство гашиш (анаша, смола каннабиса), массой не менее 18,4 грамма, в тайник, расположенный по координатам: «<адрес>, о чем сообщило «руководителю» через «оператора», использующего логин Интернет- программы «<…>» — «<…>», который, выполняя свою роль в совершении преступлений, посредством интерактивного общения – переписки в вышеуказанной программе, сообщило Шелоховичу Р.А. и лицам -1 и 2 адрес нахождения «тайника» по координатам: «<адрес>, с оптовой партией указанного наркотического средства, с целью последующего размещения в «тайниках», оборудованных по усмотрению последних на территории <адрес>, для дальнейшего незаконного сбыта.

12 сентября 2018 года, примерно в 10 часов 12 минут Шелохович Р.А. получил от «оператора» через сеть Интернет при помощи мессенджера «Telegram» информацию о месте нахождения тайника с наркотическим средством: «Влж гаш 20х1г, по координатам 48.806618, 44.725132», которое Шелоховичу Р.А. и лицам -1 и 2 было необходимо забрать и организовать тайники с более мелким количеством наркотического средства для последующего его сбыта потребителям наркотических средств.

В этот же день, примерно в 12 часов 30 минут, Шелохович Р.А. и лица -1 и 2, реализуя совместный преступный умысел, согласно полученным от «оператора» указаниям, прибыли по сообщенному адресу «тайника»: «<адрес>», в котором находилось наркотическое средство гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 18,4 грамма, то есть, в значительном размере, предназначенное для дальнейшего незаконного сбыта на территории <адрес>.

Полученное из «тайника», вышеуказанное наркотическое средство, Шелохович Р.А., лица-1 и 2, выполняя свою роль при совершении преступления, действуя совместно и согласованно с неустановленными органом предварительного следствия лицами — «руководителем», «оператором», стали незаконно хранить при себе, для дальнейшего незаконного сбыта на территории <адрес>, путем помещения указанного наркотического средства в «тайники», оборудованные по своему усмотрению на территории <адрес>; и в период с 12 часов 30 минут до 16 часов 50 минут "."..г. организовали тайники с наркотическими средствами по следующим адресам:

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,1 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,0 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,0 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,1 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,0 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,0 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,0 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 0,9 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,1 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес>) с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 0,9 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,0 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,0 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,0 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,0 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес>) с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,1 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,1 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес>) с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,1 грамма;

— место, расположенное в городе <адрес> с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,0 грамма.

Не позднее 12 сентября 2018 года неустановленное органом предварительного следствия лицо, действующее согласно совместного преступного сговора, поместило наркотическое средство — смесь, содержащую производное N — метилэфедрона, массой не менее 8,946 грамма, то есть, в крупном размере, в тайник, расположенный по координатам: <адрес> о чем сообщило «руководителю» через «оператора», использующего логин программы «<…>» — «<…>», который в свою очередь, выполняя свою роль в совершении преступлений, посредством интерактивного общения – переписки в вышеуказанной программе, сообщило Шелоховичу Р.А. и лицам -1 и 2 адрес нахождения «тайника» по координатам: <адрес>, с оптовой партией указанного наркотического средства, предназначенного для получения Шелоховичем Р.А., лицами -1 и 2 с целью последующего размещения в «тайниках», оборудованных по усмотрению последних на территории <адрес>, для дальнейшего незаконного сбыта на территории <адрес>.

12 сентября 2018 года, примерно в 16 часов 53 минуты Шелохович Р.А. получил от «оператора» через сеть Интернет при помощи мессенджера «<…>» информацию о месте нахождения тайника с наркотическим средством, по координатам <адрес>, которое Шелоховичу Р.А., лицам -1 и 2 было необходимо забрать и разложить в тайники для последующего его сбыта потребителям наркотических средств.

Однако, довести до конца совместный преступный умысел на незаконный сбыт наркотического средства в крупном размере Шелохович Р.А., лица- 1 и 2 и неустановленные следствием лица не смогли по не зависящим от них обстоятельствам, так как преступная деятельность Шелоховича Р.А. и лиц-1 и 2 была пресечена сотрудниками полиции, а приготовленные к незаконному сбыту наркотические средства были обнаружены и изъяты из незаконного оборота, а именно:

— 12 сентября 2018 года, в период с 19 часов 50 минут до 20 часов 30 минут, в ходе проведения осмотра места происшествия, расположенного по <адрес>

— 12 сентября 2018 года, в период с 20 часов 45 минут до 21 часа 30 минут, в ходе проведения осмотра места происшествия, расположенного по <адрес>

— 12 сентября 2018 года, в период с 21 часа 45 минут до 22 часов 10 минут, в ходе проведения осмотра места происшествия, по <адрес>.

12 сентября 2018 года, в период с 18 часов 55 минут до 19 часов 10 минут, в ходе личного досмотра лица -2, уголовное дело в отношении которого выделено в отдельное производство, по адресу: <адрес>, изъято, приобретенное им из тайника, расположенного <адрес>, с наркотическим средством — гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 1,0 грамма.

Кроме того, в период с июня 2018 года по 12 сентября 2018 года Шелохович Р.А., участвуя в составе организованной группы в качестве раскладчика наркотических средств, получил за свою преступную деятельность от организатора преступной группы денежные средства в размере не менее чем 46 990 рублей.

Имея финансовую возможность приобрести мобильный телефон «<…>», стоимостью 46 990 рублей за наличные денежные средства, полученные от незаконного сбыта наркотических средств, вместе с тем, стремясь сохранить в тайне криминальный характер происхождения денежных средств, придать видимость и правомерность их приобретения, тем самым обеспечив себе возможность свободного владения, пользования и распоряжения денежными средствами и исключив выявления преступной деятельности организованной группы, в области незаконного оборота наркотических средств сотрудниками правоохранительных органов, Шелохович Р.А. решил приобрести указанный мобильный телефон путем оформлений кредитных обязательств, таким образом, легализовав указанные денежные средства путем проведения с ними сделки.

28 июля 2018 года Шелохович Р.А., в целях легализации, то есть придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению денежными средствами, находясь в помещении магазина «<…>», расположенного по адресу: <адрес>, оформил на имя своей матери (1), не осведомленной о его преступной деятельности, изначально невыгодные кредитные обязательства в <…> под 19,9 процентов годовых на приобретение мобильного телефона «<…>», стоимостью 46 990 рублей и навязанной услуги <…> стоимостью 4 097 рублей, а так же сопутствующих товаров и услуг: чехол, стоимостью 990 рублей, тарифный план «<…>», стоимостью 100 рублей, защитное стекло, стоимостью 1 390 рублей, а всего на общую сумму 48 120 рублей, с учетом предоставленной скидки, с ежемесячным платежом на сумму 4 970 рублей.

Реализуя преступный умысел, направленный на легализацию приобретенных в результате совершения им преступления денежных средств, Шелохович Р.А., осознавая преступное происхождение приобретенных денежных средств, с целью маскировки незаконного приобретения денежных средств и придания видимости официального характера полученным доходам, 21 августа 2018 года, в 18 часов 42 минуты, используя терминал для оплаты №…, расположенный в помещении <…> по адресу: <адрес>, совершил финансовую операцию по перечислению денежных средств в размере 5 000 рублей на счет №… банка <…>», в качестве оплаты по кредитному договору №… от "."..г., за приобретенный мобильный телефон «<…>» и сопутствующие товары и услуги, то есть, совершил финансовую операцию с денежными средствами, приобретенными в результате совершения им преступления, на общую сумму 5000 рублей, введя их в легальный экономический оборот.

Уголовное дело по обвинению Шелоховича Р.А. поступило в Волжский городской суд <адрес> с представлением заместителя прокурора <адрес> об особом порядке проведения судебного заседания и вынесения судебного решения по уголовному делу в отношении обвиняемого, с которым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве.

Государственный обвинитель в судебном заседании поддержал доводы представления и выразил свое согласие на рассмотрение дела в особом порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ, подтвердил активное содействие Шелоховича Р.А. следствию в раскрытии и расследовании преступления, изобличении соучастников преступлений; указал, что Шелохович Р.А. полностью выполнил взятые на себя по досудебному соглашению о сотрудничестве обязательства.

Подсудимый в предъявленном ему обвинении вину признал в полном объеме и в судебном заседании заявил, что после консультации с адвокатом, он согласен с представлением прокурора о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, предусмотренном главой 40.1 УПК РФ, пояснив, что досудебное соглашение о сотрудничестве было им заключено с прокурором добровольно, после консультации с защитником, ему были известны последствия выполнения им условия данного соглашения и особенности рассмотрения дела с применением особого порядка.

Защитник подсудимого не возражал против рассмотрения уголовного дела с применением порядка, предусмотренного главой 40.1 УПК РФ, подтвердив добровольность заключения подсудимого досудебного соглашения о сотрудничестве и его активное участие в изобличении участников совершенных преступлений.

Выслушав стороны в соответствии с требованиями частей 4 и 5 статьи 317.7 УПК РФ, исследовав материалы уголовного дела, суд считает установленным, что досудебное соглашение о сотрудничестве было заключено Шелоховичем Р.А. добровольно и при участии защитника, нарушений Шелоховичем Р.А. условий досудебного соглашения о сотрудничестве судом не установлено, его обвинение обоснованно и подтверждается собранными по делу доказательствами; в связи с чем, находит подлежащим удовлетворению представление прокурора о рассмотрении уголовного дела в отношении Шелоховича с применением особого порядка и вынесения судебного решения с применением требований главы 40.1 УПК РФ.

Действия подсудимого суд квалифицирует:

— по части 3 статьи 30, пунктам «а,г» части 4 статьи 228.1 УК РФ, по признаку: покушение на незаконный сбыт наркотических средств, совершенный с использованием информационно — телекоммуникационной сети «Интернет»), организованной группой, в крупном размере;

— по части 1 статьи 174.1 УК РФ по признаку: совершение финансовых операций с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами.

Согласно Постановлению Правительства РФ от 01.10.2012 №1002 «Об утверждении значительного, крупного и особо крупного размеров наркотических средств и психотропных веществ, а также значительного, крупного и особо крупного размеров для растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, для целей статей 228, 228.1, 229 и 229.1 УК РФ»Ю, гашиш (анаша, смола каннабиса), массой 18,4 грамма, является значительным размером, а смесь, содержащая в своем составе наркотическое средство производное N-метилэфедрона, массой 8,946 грамма является крупным размером.

Шелохович Р.А. совершил одно особо тяжкое преступление и одно преступление небольшой тяжести.

С учетом фактических обстоятельств совершения особо тяжкого преступления, суд не находит оснований для применения положений части 6 ст. 15 УК РФ, предусматривающей изменение категории преступления на менее тяжкую категорию.

Согласно заключений комиссии экспертов- психиатров от 04 октября 2018 года Шелохович Р.А. каким –либо хроническим психическим расстройством не страдает и не страдал в период совершения противоправных деяний, а потому мог и может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. В применении принудительных мер медицинского характера не нуждается.

При назначении наказания суд в соответствие со ст. 60 УК РФ учитывает характер, степень тяжести и общественную опасность совершенных преступления, личность подсудимого, обстоятельства, смягчающие его наказание, отсутствие обстоятельств, отягчающих его наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление подсудимого и на условиях жизни его семьи.

В соответствии с п. «и» ч.1 ст.61 УК РФ, обстоятельствами, смягчающими наказание подсудимого, являются: активное способствование расследованию преступлений, изобличению и уголовному преследованию других соучастников незаконного сбыта наркотических средств.

Указанное при отсутствии обстоятельств, отягчающих наказание, дает суду основание для применения при назначении наказания правил части 2 статьи 62 УК РФ.

Кроме того, к смягчающим наказание обстоятельствам, суд относит признание подсудимым вины в судебном заседании и активное участие его в спортивной деятельности и учебных олимпиадах учебных заведений и общественных организаций.

Суд принимает во внимание, что Шелохович Р.А. имеет постоянное место жительства и регистрации, по которому характеризуется положительно, является учащимся техникума и имеет исключительно положительную характеристику по месту обучения, ранее не судим, не имеет административных взысканий.

Суд приходит к выводу, что достижение целей наказания и восстановление социальной справедливости возможно лишь при назначении за особо тяжкое преступление реального наказания, связанного с изоляцией подсудимого от общества. При этом, исходя из обстоятельств дела и личности подсудимого, отсутствия у него самостоятельного дохода, суд считает возможным не назначать дополнительное наказание в виде штрафа.

Вопреки доводам адвоката, суд не усматривает оснований для освобождения Шелоховича Р.А. в соответствие со статьей 75 УК РФ от уголовной ответственности за совершение преступления, предусмотренного частью 1 статьи 174.1 УК РФ, поскольку, судом не установлено, что он деятельно раскаялся в совершенном преступлении и перестал быть общественно опасным.

За легализацию денежных средств суд назначает безальтернативное наказание в виде штрафа в доход государтсва.

Оснований для применения при назначении наказания положений статьи 64 УК РФ суд не усматривает.

В соответствии с п. «в» ч.1 ст.58 УК РФ отбывать наказание осужденному следует в исправительной колонии строгого режима.

Вопрос о всех вещественных доказательствах по уголовному делу по обвинению Шелоховича Р.А. подлежит разрешению одновременно с постановлением приговора в отношении лиц, дело в отношении которых выделено в отдельное производство- иных участников совершенных преступлений, за исключением следующих вещественных доказательств: копий оптических дисков с результатами оперативно- розыскных мероприятий, информацией, извлеченной из телефона, изъятого у Шелоховича Р.А и с детализацией телефонных переговоров, а также документов на телефон, изъятый у Шелоховича, которые хранятся в материалах настоящего уголовного дела.

                  Руководствуясь ст.ст. 307-309, 317.6-317.7 УПК РФ, суд

ПРИГОВОРИЛ:

     Шелоховича Р.А. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных частью 3 статьи 30, пунктами «а,г» части 4 статьи 228.1, частью 1 статьи 174.1 УК РФ и назначить наказание:

— по части 3 статьи 30, пунктам «а,г» части 4 статьи 228.1 УК РФ в виде лишения свободы на срок семь лет три месяца;

— по части 1 статьи 174.1 УК РФ в виде штрафа в доход государства в размере 20000 рублей.

В соответствии с частью 2 статьи 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем поглощения менее строгого наказания более строгим наказанием, окончательно назначить Шелоховичу Р.А. наказание в виде лишения свободы на срок семь лет три месяца, с отбыванием в наказания в исправительной колонии строгого режима, исчисляя срок с 14 мая 2019 года.

Меру пресечения осужденному до вступления приговора в законную силу оставить содержание под стражей.

Зачесть в срок отбытия наказания время содержания Шелоховича Р.А. под стражей с 15 сентября 2018 года по день вступления приговора в законную силу из расчета один день содержания под стражей за один день лишения свободы.

    Вещественные доказательства:

-наркотическое средство – гашиш массой, соответственно : <…> и упаковки из-под них; пустые пакеты-гриппер, полимерные пакеты, липкую ленту, фрагменты полимерных липких лент; фрагменты срезов ногтевых пластин, смывы с рук Шелоховича Р.А., (2) и (3); мобильный телефон «<…>», изъятый в ходе личного досмотра Шелоховича Р.А.; банковские карты «<…>» №… на имя <…>; «<…>» №… и их упаковка; банковская карта <…>» №… на имя <…> и ее упаковка; мобильный телефон «<…>» с сим-картой оператора сотовой связи «<…>» №… и его упаковку; мобильный телефон «<…>» с сим-картой оператора сотовой связи «<…>», с картой памяти и его упаковку — хранить в камере хранения Управления МВД России по городу Волжскому до рассмотрения по существу уголовных дел, дело в отношении которых выделено в отдельное производство — иных участников совершенных преступлений.

    Вещественные доказательства — оптические диски с результатами оперативно- розыскных мероприятий, информацией, извлеченной из телефона, изъятого у Шелоховича Р.А и с детализацией телефонных переговоров, выписку по счету банковской карты №…, выданной на имя Шелоховича Р.А. банком «<…>», хранить в уголовных делах, в ыделенных в отдельное производство до рассмотрения по существу указанных уголовных дел; копии указанных оптических дисков, а также кредитный договор о приобретении телефона «<…>», кассовые чеки магазина «<…>», — хранить в материалах уголовного дела по обвинению Шелоховича Р.А..

Приговор может быть обжалован в судебную коллегию по уголовным делам Волгоградского областного суда в течение 10 дней. Осужденный вправе в течение этого же срока ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом апелляционной инстанции.

Судья: подпись