Дело № 10-16/2018                                     

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

с. Ермолаево 17 июня 2019 года

Кумертауский межрайонный суд Республики Башкортостан в составе:

председательствующего судьи Халитова Ф.Т.,

при секретаре Султангареевой Р.И.,

с участием помощника прокурора Куюргазинского района Климовой И.Р.,

осужденной Валидовой Р.Х.,

ее защитника — адвоката Чернышова С.А.,

рассмотрел в открытом судебном заседании материалы уголовного дела по апелляционной жалобе осужденной Валидовой Р.Х. и по апелляционному представлению государственного обвинителя на приговор и.о. мирового судьи судебного участка по Куюргазинскому району РБ от 11 марта 2019 года, по которому

Валидова Р.Х., <…>

    осуждена по ч. 1 ст. 170.1 УК РФ к штрафу в размере 140 000 руб.;

по апелляционной жалобе Валидовой Р.Х. на постановление и.о. мирового судьи судебного участка по Куюргазинскому району РБ от 17 апреля 2019 года о возвращении апелляционных жалоб от 11 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года для пересоставления и приведения в соответствии с требованиями ст. 389.16 УПК РФ.

    Суд, изучив материалы дела и обсудив доводы апелляционных жалоб Валидовой Р.Х., апелляционного представления государственного обвинителя, выслушав мнение прокурора об изменении приговора и об оставлении постановления и.о. мирового судьи судебного участка по Куюргазинскому району РБ от 17 апреля 2019 года без изменения, осужденной Валидовой Р.Х. и ее защитника – адвоката Чернышова С.А., просивших об отмене приговора мирового судьи и вынесении оправдательного приговора, а также об отмене постановления и.о. мирового судьи судебного участка по Куюргазинскому району РБ от 17 апреля 2019 года,

УСТАНОВИЛ:

    

    Валидова Р.Х. признана виновной и осуждена за то, что она в период с 12 апреля 2017 года по 14 апреля 2017 года, находясь на территории Куюргазинского района РБ, будучи отстраненной от должности председателя СПК «<…>» решением внеочередного общего собрания членов СПК «<…>» от <…>, изготовила протокол общего собрания членов СПК «<…>» от <…>, содержащий заведомо ложные сведения о принятии решения о прекращении у участников З, Ж, Г, В и Б обязательных прав в отношении СПК «<…>», при этом заведомо не внесла в протокол решения сведения о прекращении своих полномочий в должности председателя СПК «<…>» и о назначении на эту должность Б Затем Валидова Р.Х. внесла в протокол подпись от имени А в графе «председатель собрания», заверила оттиском печати СПК «<…>», и представила указанные документы в регистрирующий орган. На основании представленного Валидовой Р.Х. подложного протокола общего собрания членов СПК «<…>» от <…> налоговым органом принято решение о государственной регистрации от <…> <…>А о внесении изменений в содержащиеся в ЕГРЮЛ сведения о СПК «<…>».

    Не согласившись с приговором мирового судьи, государственный обвинитель по делу внес апелляционное представление, в котором указал, что, определяя Валидовой Р.Х. размер штрафа в виде 140 000 руб., близкий к минимально возможному в соответствии с санкцией ч. 1 ст. 170.1 УК РФ, суд не в полной мере учел обстоятельства дела, личность подсудимой, которая не признала вину в совершенном преступлении, чинила препятствия к рассмотрению уголовного дела по существу.    При назначении Валидовой Р.Х. наказания судом в качестве смягчающих обстоятельств учтено наличие <…> несовершеннолетних детей и ее состояние здоровья. Однако в подготовительной части судебного заседания Валидова Р.Х. сообщила, что на ее иждивении находится <…> несовершеннолетних детей, наличие которых указывает на необходимость отнесения данного обстоятельства к числу смягчающих. Судом не мотивировано, на каком основании наличие еще <…> детей на иждивении Валидовой Р.Х. не отнесено к смягчающим ее ответственность обстоятельствам и не указано во вводной части приговора. Одним из доводов в подтверждение невиновности подсудимая и ее защитник заявляли то, что Б подделывает протоколы общих собраний членов СПК «<…>», с чем связано оформление им решения о прекращении полномочий Валидовой Р.Х. как председателя кооператива. Однако данному доводу судом оценка не дана. Просит изменить приговор, соразмерно содеянному увеличив Валидовой Р.Х. размер штрафа.

    В апелляционной жалобе и в дополнениях к ней осужденная Валидова Р.Х. просит приговор мирового судьи отменить и вынести по делу оправдательный приговор, поскольку оценка доказательств, представленных сторонами произведена судом необъективно с обвинительным уклоном, судом не проверены ее доводы о неправомерности заключения эксперта, о склонности Б к совершению подделки документов, в т.ч. документов по СПК «<…>». Приговор незаконно оглашен без ее участия, изготовлен с нарушением тайны совещательной комнаты. А сообщил, что у него всегда разные подписи, его подпись, проставленная на печатном протоколе от <…>, и представленная следствию как Б, так и органами ФНС, идентичны с рядом подписей А, имеющимся как в рукописном протоколе от <…>, так и в других документах. Считает, что печатный протокол от <…> подделан свидетелем Б, который в сговоре с Х. и свидетелем К неоднократно подделывал документы СПК. Суд необоснованно отклонил ходатайство защиты о приобщении к материалам дела более 25 документов из архива СПК, копии документов из Арбитражного Суда РБ. Следственным органом правовой оценки действиям Б и А не дано. Расследование проводилось неправомочным органом: поскольку по версии следствия она подделала протокол в <…> а окончила свои преступные действия в МФЦ <…>, производство предварительного расследования должно было производиться по месту нахождения МФЦ в г Кумертау — Мелеузовским межрайонным следственным отделом СУ СК РФ по РБ. В ходе предварительного следствия применялись незаконные методы расследования. Заявление от свидетеля Б поступило в правоохранительные органы в мае 2017 года, однако она была привлечена к ответственности только в декабре 2017 года в момент окончания следствия по делу. Никакие процессуальные документы ей не вручались, в частности, о продлении сроков следствия, и у нее не было возможности их обжаловать. Приговор и протоколы судебных заседаний незаконно оглашены в ее отсутствие, в ходе судебного следствия ее право на защиту всячески нарушалось, в связи с чем она пять раз заявляла отвод мировому судье, но ходатайства об отводе судьи рассматривались формально. Заключение эксперта содержит заведомо ложные выводы. Она оспаривала имеющуюся в деле бытовую характеристику и подпись, выставленную на ней, однако ее доводы остались без внимания. В конце 2018 года ей неоднократно отказали в ходатайстве уведомлять ее о дне заседания СМС-уведомлением, в результате чего <…> она была доставлена в суд принудительно, хотя уведомлений ей и ее защитнику не вручалось. В этот момент она болела, проходила лечение, но вынуждена была присутствовать в судебном заседании в болезненном состоянии. Помимо ее воли и без ее согласия судья навязывал услуги адвоката Чернышева С.А., которому она периодически заявляла отвод. После прений и удаления судьи в совещательную комнату ее лишили какой-либо информации о дне оглашения приговора. Об оглашении приговора <…> СМС-уведомления не было, приговор был оглашен без нее, что запрещено законом. Приговор не выдавался на руки, с ним ее не знакомили до <…>. Считает, при отсутствии законных оснований восстановлен срок для подачи гособвинителем апелляционного представления. Протоколы судебного заседания от <…> и от <…> не соответствуют действительности.

Выслушав участников процесса, проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции находит приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Так, вина Валидовой Р.Х. в совершении указанного преступления подтверждается приведенными в приговоре доказательствами, в частности:

— показаниями свидетеля А о том, что <…> на собрании членов СПК «<…> его выбрали председателем собрания, на котором большинством голосов было принято решение об освобождении Валидовой Р.Х. от должности председателя СПК и об избрании председателем Б; при этом решение об исключении З, В, Г, Х не принималось; протокол собрания вела Валидова Р.Х., которая ушла до окончания собрания; имеющаяся в регистрационном деле подпись ему не принадлежит;

— аналогичными показаниями свидетелей Х, З, Н, М, Б, Ж, согласно которым на собрании членов кооператива <…> было принято решение об освобождении Валидовой Р.Х. от должности председателя СПК «<…>»;

— заключением эксперта от <…> <…>, согласно которому подпись от имени А в графе «председатель собрания» выполнена не А, а другим лицом с подражанием его подписи.

Оснований не доверять показаниям свидетелей не имеется: их показания последовательны, дополняют друг друга и объективно подтверждены письменными материалами дела — материалами регистрационного дела, а также заключением эксперта.

Также отсутствуют основания не доверять заключению судебной почерковедческой экспертизы, поскольку выводы эксперта достаточно и убедительно мотивированы, не противоречат другим доказательствам по делу, в распоряжение эксперта представлены все материалы дела, заключение дано компетентным лицом, а, кроме того, эксперт был предупрежден об уголовной ответственности за дачу ложного заключения по делу.

Совокупность вышеуказанных приведенных в приговоре доказательств была проверена и исследована в ходе судебного следствия, суд дал им надлежащую оценку и привел мотивы, по которым признал их достоверными, соответствующими установленным фактическим обстоятельствам дела и указал основания, по которым он принимает одни доказательства и отвергает другие.

При таких обстоятельствах действия Валидовой Р.Х. правильно квалифицированы судом первой инстанции по ч. 1 ст. 170.1 УК РФ.

Какие-либо не устраненные судом существенные противоречия в доказательствах, требующие их истолкования в пользу осужденной, по делу отсутствуют.

При этом суд, как это предусмотрено ст. 307 УПК РФ, указал мотивы, по которым в основу выводов положены одни доказательства и отвергнуты другие.

Доводы апелляционного представления государственного обвинителя и апелляционной жалобы осужденной том, что Б подделывает протоколы общих собраний членов СПК «<…>», с чем связано оформление им решения о прекращении полномочий Валидовой Р.Х. как председателя кооператива, на обоснованность принятого судом решения не влияют, поскольку в соответствии со ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Кроме того, доводы апелляционных жалоб осужденной о подделке Б документов СПК «<…>», о фальсификации образцов подписи А, о расследовании уголовного дела неправомочным следственным органом были предметом тщательного исследования и проверки суда первой инстанции, и они обоснованно отклонены, как не нашедшие объективного подтверждения.

Нельзя признать состоятельными и доводы жалобы об обвинительном уклоне и необъективности суда при рассмотрении данного уголовного дела, поскольку по представленным материалам судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст. ст. 273 — 291 УПК РФ всесторонне, полно и объективно, с соблюдением принципов состязательности и равноправия сторон. Нарушений процессуальных прав участников судебного разбирательства, влияющих на постановление законного, обоснованного и справедливого судебного решения, допущено не было. Сторонам по делу обеспечены все необходимые условия для исполнения ими процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав, какой-либо личной заинтересованности судьи в исходе дела, ставящей под сомнение его объективность, по материалам уголовного дела не выявлено.

Результаты рассмотрения различных ходатайств стороны защиты не могут свидетельствовать об обвинительном уклоне председательствующего, в частности, отказы в допросе свидетелей, приобщении и исследовании документов, признании доказательств недопустимыми.

Заявления Валидовой Р.Х. и ее защитника об отводе председательствующего были рассмотрены в соответствии с требованиями ст. 65 УПК РФ и обоснованно оставлены без удовлетворения.

Решения, по которым суд в ряде случаев не усматривал оснований для удовлетворения ходатайств, заявленных подсудимой и ее защитником, надлежащим образом мотивированы и изложены в вынесенных председательствующим постановлениях, законность и обоснованность которых у суда апелляционной инстанции сомнений не вызывает.

Данных, свидетельствующих о применении в ходе предварительного расследования незаконных методов ведения следствия, по делу не установлено.

Доводы Валидовой Р.Х. о применении в отношении нее незаконных методов расследования мировым судьей проверялись, в том числе путем допроса в качестве свидетеля следователя Л, и своего подтверждения не нашли.

Вопреки доводам апелляционной жалобы допрос лица в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого и предъявление обвинения в один и тот же день уголовно-процессуальным законом не запрещен, и данное обстоятельство нельзя признать нарушением права обвиняемого на защиту.

Невручение копии постановления о продлении сроков предварительного следствия, оглашение приговора в отсутствие Валидовой Р.Х., которая к установленному времени не прибыла в помещение суда, вопреки доводам осужденной, не являются нарушениями, влекущими отмену приговора.

Согласно протоколу судебного заседания после произнесения Валидовой Р.Х. последнего слова председательствующий, удаляясь в совещательную комнату 06 марта 2019 года в 17.35 час., объявил время провозглашения приговора в 10.00 час. 11 марта 2019 года. (т. 4, л.д. 148)

Статья 310 УПК РФ, закрепляя, что после подписания приговора суд возвращается в зал судебного заседания и председательствующий провозглашает приговор, а все присутствующие в зале судебного заседания выслушивают его стоя, не регламентирует участие подсудимого в судебном заседании.

При таких обстоятельствах нет оснований полагать, что провозглашение приговора в отсутствие осужденной повлекло нарушение ее права, которое повлияло на законность приговора. Копия приговора в последующем была вручена осужденной, право на обжалование приговора осужденной реализовано.

Вопреки доводам апелляционной жалобы осужденной Валидовой Р.Х. объективных данных, свидетельствующих о нарушении мировым судьей тайны совещательной комнаты, по делу не имеется.

В вызове в суд и допросе свидетелей – сотрудников ИФНС судом первой инстанции было обоснованно отказано в связи с тем, что сведения, которые защита намеревалась устанавливать в ходе допроса этого лица, не входили в число обстоятельств, подлежащих доказыванию по данному делу, на что суд правильно сослался при отклонении этого ходатайства защиты.

Довод апелляционной жалобы осужденной о том, что в ходе рассмотрения уголовного дела в суде ей был назначен адвокат Чернышов С.А., от услуг которого она неоднократно отказывалась, и который не был знаком с материалами уголовного дела и не оказал ей надлежащей юридической помощи, являются необоснованными. В соответствии с ч. 2 ст. 52 УПК РФ отказ подсудимого от защитника не обязателен для суда. Обстоятельства, исключающие участие в производстве по уголовному делу защитника Чернышова С.А., предусмотренные ст. 72 УПК РФ, фактов недобросовестного осуществления указанным адвокатом обязанностей защитника, нарушений им требований Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» судом не установлено и из материалов уголовного дела не усматривается. Судом также не установлено существенных противоречий в позициях защиты Валидовой Р.Х. и ее защитника по назначению суда Чернышова С.А. Как усматривается из протокола судебного заседания, дело было рассмотрено судом с соблюдением принципа состязательности и равноправия сторон, нарушений прав Валидовой Р.Х. на защиту не допущено.

Нельзя признать и состоятельной ссылку осужденной о необоснованном восстановлении государственному обвинителю срока апелляционного обжалования приговора, поскольку суд, рассмотрев ходатайство прокурора о восстановлении данного срока в соответствии с положениями ст. 389.5 УПК РФ, установил уважительность причины пропуска процессуального срока.

Оценивая ссылку подателя жалобы о том, что протоколы судебных заседаний не соответствует действительности, суд исходит из того, что оснований сомневаться в сведениях, изложенных в протоколе судебного заседания, не имеется. После получения копии протоколов судебных заседаний 07 мая 2019 года и до направления уголовного дела в суд апелляционной инстанции замечания в установленном законом порядке Валидовой Р.Х. на протокол судебного заседания не подавались, тогда как в соответствии с разъяснениями Конституционного Суда РФ, приведенными в Постановлении от 14 июля 2017 года № 21-П, ст. 260 УПК РФ допускает рассмотрение замечаний на протоколы судебных заседаний только в пределах установленного законом срока. После истечения срока, предусмотренного для подачи таких замечаний, замечания могут быть рассмотрены лишь при условии предшествующего разрешения председательствующим в суде первой инстанции в мотивированном постановлении ходатайства о восстановлении пропущенного срока на основе оценки всех доводов ходатайствующей стороны.

Назначая наказание Валидовой Р.Х. в виде штрафа за преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 170.1 УК РФ, суд в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, установленные данные о личности осужденной, обстоятельства, смягчающие наказание, отсутствие отягчающих наказание обстоятельств.

Судом первой инстанции в качестве смягчающего Валидовой Р.Х. обстоятельства признано наличие на ее иждивении <…> малолетних детей и <…> несовершеннолетнего ребенка. Между тем, согласно материалам дела (т. 2, л.д. 60) по состоянию на апрель 2017 года <…> детей осужденной находились в несовершеннолетнем возрасте, и <…> являлись малолетними, что на основании п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ влечет признание данного обстоятельства смягчающим наказание, в связи с чем назначенное Валидовой Р.Х. наказание подлежит соразмерному снижению.

В соответствии с п. «а» ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления небольшой тяжести истекли 2 года. При этом сроки давности исчисляются со дня совершения преступления и до момента вступления приговора суда в законную силу.

Как установлено судом первой инстанции, указанное преступление совершено Валидовой Р.Х. 14 апреля 2017 года.

Из материалов уголовного дела усматривается, что Валидова Р.Х. от следствия или суда не уклонялась, в розыск органом предварительного следствия или судом не объявлялась, следовательно, течение срока давности привлечения к уголовной ответственности применительно к Валидовой Р.Х. не приостанавливалось.

Таким образом, согласно положениям ст. 78 УК РФ срок давности привлечения Валидовой Р.Х. к уголовной ответственности за совершение данного преступления истек 14 апреля 2019 года.

При таких обстоятельствах Валидова Р.Х. подлежит освобождению от наказания в связи с истечением сроков давности уголовного преследования.

Заявителем Валидовой Р.Х. подана апелляционная жалоба на постановление мирового судьи от 17 апреля 2019 года о возвращении апелляционных жалоб от 11 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года для пересоставления и приведения в соответствии с требованиями ст. 389.16 УПК РФ.

Мировой судья, возвращая данные жалобы заявителю, указал, что апелляционные жалобы не соответствует требованиям ст. ст. 389.16, 389.15 УПК РФ, не приведены доводы, по которым заявитель не согласна с принятым решением, предоставив срок для их пересоставления до 29 апреля 2019 года.

Осужденная Валидова Р.Х. подала апелляционную жалобу на указанное постановление, с просьбой об его отмене, мотивируя тем, что приговор в нарушение закона оглашался в ее отсутствие, копия приговора вручена лишь 19 апреля 2019 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, суд находит постановление судьи подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 389.6 УПК РФ апелляционная жалоба должна содержать: наименование суда апелляционной инстанции, в который подается жалоба; данные о лице, подавшем жалобу, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения; указание на судебное решение и наименование суда его вынесшего; доводы лица подавшего жалобу, с указанием оснований, предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ; перечень прилагаемых к жалобе материалов; подпись лица, подавшего жалобу.

При составлении апелляционной жалобы указанное требование закона заявителем в полной мере не выполнено.

В апелляционной жалобе не указаны основания, по которым заявитель Валидова Р.Х. не согласна с принятым решением, не содержится конкретной просьбы к вышестоящей инстанции по принятому решению.

При указанных обстоятельствах мировой судья обоснованно на основании ч. 4 ст. 389.6 УПК РФ принял решение о возвращении апелляционных жалоб заявителю, с предоставлением времени для их пересоставления.

Руководствуясь ст. ст. 389.13, 389.15, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд

ПОСТАНОВИЛ:

    

Приговор и.о. мирового судьи судебного участка по Куюргазинскому району Республики Башкортостан от 11 марта 2019 года в отношении Валидовой Р.Х. изменить, признать смягчающим наказание Валидовой Р.Х. обстоятельством наличие на иждивении <…> несовершеннолетних и <…> малолетних детей, назначенное Валидовой Р.Х. наказание смягчить до штрафа в размере 120 000 (сто двадцать тысяч) руб., чем частично удовлетворить апелляционное представление государственного обвинителя.

Освободить Валидову Р.Х. от назначенного наказания на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением сроков давности уголовного преследования

В остальной части приговор оставить без изменения, апелляционную жалобу Валидовой Р.Х. и дополнения к ней – без удовлетворения.

Постановление и.о. мирового судьи судебного участка по Куюргазинскому району РБ от 17 апреля 2019 года о возвращении апелляционных жалоб от 11 марта 2019 года и от 08 апреля 2019 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Валидовой Р.Х. – без удовлетворения.

Постановление суда апелляционной инстанции вступает в законную силу с момента его провозглашения и может быть обжаловано в суд кассационной инстанции в порядке, предусмотренном главой 47.1 УПК РФ.

Председательствующий              Ф.Т. Халитов