Судья Белик Г.В. Дело № 22-201

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ПОСТАНОВЛЕНИЕ

г. Псков 14 марта 2019 года

Суд апелляционной инстанции Псковского областного суда в составе председательствующего судьи Жбанкова В.А.

при секретаре Гусаровой Е.А.,

с участием прокурора Петкевича В.С.,

представителя ООО «ЭЛЕКТРОН» и ООО «Золотой Символ» фио1

и защитника обвиняемого Брячака О.М.: адвоката Шило А,Ю.

рассмотрел в открытом судебном заседании дело по апелляционным жалобам ООО «Электрон» и ООО «Золотой Символ» на постановление судьи Псковского городского суда Псковской области от 25 января 2019 года, которым удовлетворено ходатайство заместителя руководителя второго отдела по расследованию особо важных дел СУ СК РФ по Псковской области фио2 о наложении ареста на имущество по уголовному делу (****).

Заслушав доклад судьи Жбанкова В.А., выступления представителя ООО «ЭЛЕКТРОН» и ООО «Золотой Символ» фио1 и адвоката Шило А.Ю., поддержавших доводы апелляционных жалоб фио1 об отмене судебного постановления, и мнение прокурора Петкевича В.С., полагавшего необходимым постановление суда оставить без изменения, суд апелляционной инстанции

У С Т А Н О В И Л:

В производстве Следственного управления Следственного Комитета России по Псковской области находится уголовное дело (****), возбуждённое 16 января 2017 года по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст.176 УК РФ, в отношении неустановленных лиц по факту предоставления в Псковский региональный филиал ОАО «Россельхозбанк» из ООО «Лари» и ООО «Хинтел» заведомо ложных сведений о финансовом состоянии организаций, которые позволили незаконно получить кредит на общую сумму 38000000 рублей, чем АО «Россельхозбанк» был причинен материальный ущерб в размере 37999070, 66 рублей, то есть в крупном размере.

31 марта 2017 года к данному уголовному делу присоединено уголовное дело (****), возбужденное СУ СК РФ по Псковской области в отношении Брячака О.М., по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст.33, ч.1 ст.176 УК РФ.

Срок предварительного следствия по объединенному уголовному делу, согласно постановлению руководителя следственного органа по Псковской области от 24 января 2019 года о возвращении уголовного дела для дополнительного расследования, установлен в 1 месяц со дня поступления уголовного дела следователю, которое в тот же день было принято следователем (заместителем руководителя второго отдела СУ СК РФ по Псковской области фио2) к своему производству.

17 января 2017 года потерпевшим по настоящему уголовному делу признано АО «Россельхозбанк» в лице Псковского регионального филиала АО «Россельхозбанк» (Псковский РФ АО «Россельхозбанк»), представителю которого разъяснено право на предъявление гражданского иска.

19 мая 2017 года АО «Россельхозбанк» предъявлен гражданский иск о возмещении имущественного вреда в размере 37999070, 66 рублей, а потерпевшее лицо признано гражданским истцом.

Обвиняемым, согласно постановлению от 20 ноября 2018 года, по настоящему уголовному делу привлечен Брячак О.М., которому предъявлено обвинение в совершении двух преступлений, предусмотренных ч.3 ст.33, ч.1 ст.176 УК РФ. Также, согласно постановлению следователя от 25 октября 2018 года, Брячак О.М. признан и гражданским ответчиком по настоящему делу.

Постановлением Псковского городского суда Псковской области от 25 января 2019 года наложен арест на имущество, находящееся в пользовании у обвиняемого Брячака Олега Михайловича, а именно на автомобиль «Mercedes Benz GL500», 2013 года выпуска, находящийся в собственности ООО «Электрон», и автомобиль «Lexus RX270», 2011 года выпуска, находящийся в собственности ООО «Золотой Символ», с установлением запрета на пользование, распоряжение (отчуждение) данным имуществом на срок до 24 февраля 2019 года включительно.

На указанное постановление представителем ООО «Электрон» и ООО «Золотой Символ» в лице фио1 поданы апелляционные жалобы, в которых она выражает несогласие с постановлением суда, находя его незаконным и необоснованным.

Как полагает автор апелляционных жалоб, незаконность судебного постановления в том, что выводы суда о приобретении ООО «Электрон» и ООО «Золотой Символ» автомобилей «Mercedes Benz GL500» и «Lexus RX270», соответственно, в результате преступных действий обвиняемого Брячака О.М. не основаны на материалах дела. Сам по себе факт приобретения автомобилей указанными юридическими лицами, независимо от того, являются ли они аффилированными лицами по отношению к Брячаку О.М. или нет, после получения кредитных средств другими юридическими лицами не может свидетельствовать о том, что указанное имущество приобретено в результате преступных действий Брячака О.М. Следовательно, принятое судом решение нарушает права и законные интересы ООО «Электрон» и ООО «Золотой Символ» по распоряжению и пользованию принадлежащими им автомобилями.

Кроме того, указывает на противоречивость мотивировочной и резолютивной частей постановления, поскольку в мотивировочной части указано о необходимости удовлетворения ходатайства следователя в части установления судом запрета на распоряжение имуществом, а в резолютивной части установлены запреты не только на распоряжение, но и на пользование имуществом, на которое наложен арест.

В связи с чем просит обжалуемое постановление отменить, и в удовлетворении ходатайства следователя – отказать.

В возражениях заместитель прокурора Псковской области Левшаков С.Е. полагает, что суд оценил все значимые сведения по делу, и просит оставить судебное постановление без изменения, а апелляционные жалобы представителя ООО «Электрон» и ООО «Золотой Символ» — без удовлетворения.

Заслушав стороны и проверив материалы дела с учетом доводов апелляционных жалоб, суд апелляционной инстанции находит обжалуемое постановление судьи законным и обоснованным.

Так, положения статьи 115 частей 1-3 УПК РФ предусматривают возможность наложения ареста на имущество подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, других имущественных взысканий, если есть достаточные основания полагать, что имущество получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого, которое (наложение ареста) заключается в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение.

При этом, порядок рассмотрения ходатайства следователя о наложении ареста на имущество установлен ст.165 УПК РФ.

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 31 января 2011 года № 1-П, согласно которой, наложение ареста на имущество в рамках предварительного расследования по уголовному делу является мерой процессуального принуждения, применяемой, как в публично-правовых целях для обеспечения возможной конфискации имущества, имущественных взысканий в виде процессуальных издержек или штрафа в качестве меры уголовного наказания, а также для сохранности имущества, относящегося к вещественным доказательствам по уголовному делу, так и в целях защиты субъективных гражданских прав лиц, потерпевших от преступления.

Из обжалуемого постановления видно, что, принимая решение в порядке ст. 165 УПК РФ об аресте имущества, суд строго руководствовался изложенными требованиями уголовно-процессуального закона и мотивировал свои выводы.

Вопреки доводам поданных апелляционных жалоб, судебное решение принято на основании обоснованного и мотивированного ходатайства следователя, которое вынесено по возбужденному уголовному делу и в рамках его расследования, в течение срока предварительного следствия, надлежащим лицом и с согласия руководителя следственного органа соответствующего ранга. Срок, на который наложен арест имущества, не выходит за пределы установленного срока предварительного следствия и является разумным.

Наличие в уголовном деле гражданского иска, заявленного потерпевшим, подтверждает обоснованность доводов следователя о том, что установление запретов было необходимо в целях обеспечения исполнения приговора в части заявленного иска и других имущественных взысканий. Следовательно, в этой части принятое решение также отвечает требованиям уголовно-процессуального закона.

При рассмотрении поданного ходатайства суд действовал в рамках своих полномочий, установленных п.п. 9 и 9.1 ч. 2 ст. 29 УПК РФ, согласно которому только суд в ходе досудебного производства правомочен принимать решения о наложении ареста на имущество и установлении срока ареста, наложенного на это имущество.

Как правильно установил суд, материалы дела содержат достаточные данные об имевших место событиях преступлений и подтверждают обоснованность имеющегося у органов предварительного следствия подозрения в причастности Брячака О.М. к их совершению.

При этом, доводы автора апелляционных жалоб фио1 и защитника обвиняемого Брячака О.М.- адвоката Шило А.Ю. в суде апелляционной инстанции, сводящиеся к несогласию с документами, представленными органом расследования в обоснование предъявленного Брячаку О.М. обвинения, правильности вышеизложенного вывода суда первой инстанции не опровергают, поскольку суд не вправе предрешать вопросы о виновности либо невиновности привлекаемого к уголовной ответственности лица, правильности квалификации его действий, а также допустимости, достоверности и достаточности представленных в обоснование этого следствием доказательств. В силу правил, установленных ст.ст.38,39 УПК РФ, на досудебной стадии судопроизводства данные вопросы относятся к исключительной компетенции органов расследования.

Вопреки утверждениям автора поданных жалоб, представленными в суд материалами и с учетом действующего законодательства (ст. 53.3 Гражданского кодекса РФ и ст. 4 Федерального Закона (ред. от 26.07.2006) «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках») в полной мере подтверждена аффилированность, то есть связанность и способность Брячака О.М. оказывать влияние не только на деятельность юридических лиц ООО «Электрон» и ООО «Золотой символ», но и на деятельность юридических лиц ООО «Лари» и ООО «Хинтел» через которые, по версии следствия, обвиняемый организовал незаконное получение кредитов.

Кроме того, представленными данными подтверждаются факты приобретения ООО «Электрон» и ООО «Золотой символ» транспортных средств «Mercedes Benz GL500» и «Lexus RX270», соответственно, в период времени, совпадающий с временем совершения инкриминируемых Брячаку О.М. преступлений, а также факт нахождения в пользовании последнего указанного имущества.

Принимая во внимание изложенное, с наличием оснований, приведенных следователем в ходатайстве и предусмотренных ст. 115 УПК РФ, для наложения ареста на указанные транспортные средства в рамках расследуемого уголовного дела суд согласился совершенно обоснованно.

Данный вывод суд сделал исключительно на основе исследованных в судебном заседании и нашедших свое отражение в оспариваемом постановлении материалов.

В связи с этим суд апелляционной инстанции считает, что перечисленные выше доводы апелляционных жалоб, а также высказывания фио1 и защитника Шило А.Ю. в суде апелляционной инстанции об их несогласии с содержанием показаний свидетелей, приведенных в деле и судебном решении, по существу сводятся к требованиям о проведении повторного анализа уже оцененных судом первой инстанции обстоятельств и направлены на переоценку выводов суда в свою пользу, что не допускается законом, а потому удовлетворению не подлежат.

Утверждения автора поданных жалоб о противоречивости обжалуемого постановления, суд апелляционной инстанции также считает не состоятельными. Из содержания постановления видно, что его мотивировочная часть содержит подробное описание установленных судом фактических обстоятельств и вывод о признании данных обстоятельств достаточными основаниями для принятия решения об аресте имущества, а резолютивная часть содержит четкое указание на конкретные запреты в отношении арестованного имущества, как это и предусмотрено требованиями ч.1-3 ст.115 УПК РФ, то есть ни противоречивым, ни противоречащим закону не является.

Ограничения прав собственников, связанные с арестом, не сопряжены с лишением собственников их права собственности на имущество и применены с целью соблюдения баланса интересов потерпевших от преступления лиц, которые, в силу положений ст. 42 УПК РФ, также имеют право на возмещение причиненного ущерба. Тем более, что вопрос о снятии ареста или изменении ограничений может быть поставлен собственниками перед следователем по окончании расследования дела или перед судом при рассмотрении дела по существу либо в порядке гражданского судопроизводства.

Нарушений уголовно-процессуального закона при рассмотрении ходатайства следователя в порядке ст. 165 УПК РФ судом не допущено. Разбирательство ходатайства проведено с соблюдением установленного порядка.

Обжалуемое судебное решение не ограничивает конституционные права участников уголовного судопроизводства и не затрудняет доступ к правосудию, а также не нарушает конституционные принципы и нормы международного права.

Таким образом, поскольку судебное постановление соответствует требованиям ст. 7 УПК РФ, и выводы суда основаны на материалах дела, то оснований для его отмены либо изменения, в том числе и по доводам, изложенным в апелляционных жалобах, не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 389.13, 389.20, 389.28, 389.33 УПК РФ, суд апелляционной инстанции

П О С Т А Н О В И Л :

Постановление Псковского городского суда Псковской области от 25 января 2019 года о наложении ареста на имущество по уголовному делу (****) оставить без изменения, а апелляционные жалобы представителя ООО «Электрон» и ООО «Золотой Символ» фио1 – без удовлетворения.

Апелляционное постановление может быть обжаловано в кассационном порядке, установленном главой 47.1 УПК РФ, в президиум Псковского областного суда.

Председательствующий