АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ № 22А-247/2019

18 июля 2019 г. г. Ростов-на-Дону

Судебная коллегия по уголовным делам Северо-Кавказского окружного военного суда в составе: председательствующего: Генералова А.В., судей Магомадова А.А. и Меркулова Д.В, при секретаре судебного заседания Любовине М.М., с участием военного прокурора отдела военной прокуратуры Южного военного округа подполковника юстиции Беляевой Н.П., защитников Волковой С.И., Карпова С.В., Мирошниченко Д.Н. и Горобцова К.В., осужденных Галеутдинова Р.И., Дробязго С.А. и Давиденко А.С. рассмотрела в судебном заседании уголовное дело по апелляционным жалобам осужденного Давиденко А.С. и защитника Горобцова К.В. на приговор Владикавказского гарнизонного военного суда от 19 марта 2019 г., в соответствии с которым бывшие военнослужащие войсковой части № <данные изъяты>

Галеутдинов Рустам Ибрагимович, родившийся ДД.ММ.ГГГГ г. в <адрес>, женатый, <данные изъяты>, со средним профессиональным образованием, не судимый

осужден по ч. 3 ст. 160 и ч. 1 ст. 292 УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к наказанию в виде штрафа в размере № руб. и

Дробязго Станислав Алексеевич, родившийся ДД.ММ.ГГГГ в <адрес>, женатый, со средним профессиональным образованием, не судимый

осужден по ч. 3 ст. 160 и ч. 1 ст. 292 УК РФ в соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений к наказанию в виде штрафа в размере № руб.,

а также <данные изъяты>

Давиденко Александр Сергеевич, родившийсяДД.ММ.ГГГГ. в <адрес>, женатый, <данные изъяты>, со средним профессиональным образованием, не судимый

осужден по ч. 3 ст. 160 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере №

руб.

Заслушав доклад судьи Генералова А.В., выступления защитников Волковой С.И., Карпова С.В., Мирошниченко Д.Н., Горобцова К.В., осужденных Галеутдинова Р.И., Дробязго С.А. и Давиденко А.С. в поддержку доводов апелляционных жалоб, а также возражения прокурора Беляевой Н.П., судебная коллегия

установила:

Галеутдинов, Дробязго и Давиденко признаны виновными в растрате, то есть хищении чужого имущества, вверенного им, группой лиц по предварительному сговору, с использованием служебного положения, в крупном размере.

Кроме того, Галеутдинов и Дробязго признаны виновными в служебном подлоге, то есть во внесении должностным лицом в официальные документы заведомо ложных сведений из корыстной заинтересованности.

Согласно приговору, Галеутдинов, исполняя обязанности старшего техника – начальника группы материально-технического обеспечения (далее — МТО) отдела в н.п. <адрес> войсковой части №, Дробязго — начальника склада горюче-смазочных материалов (далее — ГСМ) отделения обеспечения отдела МТО войсковой части №, а Давиденко — водителя отдела МТО войсковой части №, в ДД.ММ.ГГГГ г., желая обогатиться, договорились похитить из войсковой части № вверенное им дизельное топливо марки ЕВРО сорт С (№), распределив между собой роли в хищении указанного имущества и его реализации.

Так, Галеутдинов в целях сокрытия предстоящего хищения в период с ДД.ММ.ГГГГ г. внес фиктивные сведения о завышенном потреблении дизельного топлива котлами котельной установки в подразделении войсковой части № в <адрес>, Дробязго ДД.ММ.ГГГГ. составил служебную записку, также содержащую фиктивные сведения о завышенной потребности топлива, на основании которой ДД.ММ.ГГГГ г. была составлена требование-накладная о выделении данному подразделению № кг топлива. Затем Дробязго, без фактического перемещения топлива, списал его в книге учета и движения материальных средств, а Галеутдинов внес в аналогичную книгу подразделения войсковой части № в <адрес> несоответствующие действительности сведения о получении топлива в этом количестве. ДД.ММ.ГГГГ г. водитель Давиденко, действуя согласно отведенной ему роли, на топливозаправщике «КамАЗ» вывез из войсковой части № по указанию Дробязго образованные вышеуказанным способом излишки дизельного топлива в количестве № кг стоимостью № руб. № коп., которые продал неустановленному лицу на территории Республики Южная Осетия (далее — РЮО) за № руб. Вырученными от реализации топлива денежными средствами Галеутдинов, Дробязго и Давиденко распорядились по своему усмотрению.

В апелляционных жалобах осужденный Давиденко и защитник Горобцов, считая приговор незаконным и необоснованным ввиду несоответствия изложенных в приговоре выводов суда первой инстанции установленным фактическим обстоятельствам уголовного дела, существенного нарушения уголовного и уголовно-процессуального законов, просят его отменить и оправдать осужденных.

При этом авторы жалоб полагают, что в ходе предварительного и судебного следствия не установлены ни само событие хищения, ни время и место реализации похищенного.

По мнению осужденного и защитника, показания свидетелей ФИО2, ФИО10, ФИО11, ФИО3, ФИО4 и ФИО5 надуманны и являются недопустимыми доказательствами, поскольку они не назвали источника своей осведомленности, при этом ФИО11 и ФИО3 не владеют языком южных осетин. Также недопустимыми авторы жалоб считают заключение судебной бухгалтерской экспертизы, поскольку подсчет стоимости похищенного произведен неверно и в обвинительном заключении недовменена сумма № руб. № коп. и заключение судебной экспертизы психологических и физиологических признаков, так как при ее проведении нарушены требования приказа № №, утвердившего «Методические рекомендации по производству экспертиз в судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции РФ» и Федерального закона № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ».

Кроме того, в апелляционной жалобе осужденный Давиденко утверждает, что не был наделен организационно-распорядительными и административно-хозяйственными функциями.

Также осужденный Давиденко указывает, что ДД.ММ.ГГГГ г. дизельное топливо в размере № кг было доставлено в войсковую часть № и выгружено, что подтверждено показаниями осужденного Дробязго, свидетелей ФИО1 и ФИО13, а также записью в путевом листе. В последующем он, Давиденко, топливо с территории воинской части не вывозил, что подтверждается показаниями дежурного по контрольно­пропускному пункту (далее — КПП) свидетеля ФИО6, который показал, что ДД.ММ.ГГГГ г. при выезде автомобиля из войсковой части № он простучал цистерну и убедился в том, что та пуста.

В апелляционных жалобах (первоначальной и дополнительной) защитник Горобцов указывает, что умышленное создание Галеутдиновым излишков дизельного топлива, кроме показаний свидетелей ФИО2 и ФИО5, ничем не подтверждается. Свидетели ФИО7, ФИО8, ФИО9, ФИО12 показали, что при проведении ежемесячных ревизий склада ГСМ в н.п. <адрес> установлены факты нарушений, в связи с чем излишки дизельного топлива своевременно выявлены не были.

По мнению защитника, поскольку требование-накладная от № г. с ложными сведениями не внесена в книгу учета наличия и движения материальных средств на складе ГСМ войсковой части №, то в действиях Галеутдинова и Дробязго отсутствуют признаки преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ.

Также защитник утверждает, что время движения топливозаправщика от КПП воинской части до границы РЮО и РФ занимает около 1 часа 30 минут. Поскольку Давиденко из войсковой части № выехал в 7-м часу, а на границе был в 7 часов 37 минут, то у него не было времени на слив дизельного топлива по пути следования. В связи с этим защитник полагает, что судом необоснованно отказано в проведении следственного эксперимента с целью установления реального времени движения автомобильного топливного заправщика от КПП воинской части до границы РЮО и РФ.

Также судом необоснованно отказано в проведении почерковедческой экспертизы протокола проверки показаний на месте с участием свидетеля ФИО14 (псевдоним) для определения подлинности его подписей в протоколе.

В заключение защитник указывает, что в нарушение требований ст. 121 УПК РФ суд рассмотрел заявленные в ходе судебных заседаний ходатайства не непосредственно после их заявления, а в последний день судебного следствия.

В дополнение к апелляционным жалобам защитник оспаривает правильность рассмотрения председательствующим замечаний на протокол судебного заседания суда первой инстанции.

В возражениях на апелляционные жалобы государственный обвинитель — помощник военного прокурора гарнизона войсковая часть — полевая почта № <данные изъяты> Баженов А.В. полагает приведенные осужденным и защитником доводы необоснованными и просит приговор оставить без изменения, а апелляционные жалобы — без удовлетворения.

Рассмотрев материалы уголовного дела, обсудив доводы апелляционных жалоб и возражений, заслушав выступления лиц, участвовавших в заседании суда апелляционной инстанции, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор является законным, обоснованным и справедливым, а указанные жалобы — не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из протокола судебного заседания, в ходе судебного разбирательства в соответствии со ст. 15, 244 и 274 УПК РФ обеспечено равенство прав сторон, которым суд первой инстанции, сохраняя объективность и беспристрастность, в условиях состязательного процесса создал необходимые условия для всестороннего и полного исследования обстоятельств дела.

Все представленные сторонами доказательства исследованы судом, а заявленные участниками судебного разбирательства ходатайства разрешены в установленном законом порядке.

Судебной коллегией не установлено данных, свидетельствующих об ошибочном исключении из разбирательства по делу допустимых доказательств или об отказе сторонам в исследовании доказательств, которые могли бы иметь существенное значение для правильного разрешения дела.

Вывод суда первой инстанции о виновности осужденных Галеутдинова, Дробязго и Давиденко в совершении вмененных им по приговору преступлений соответствует фактическим обстоятельствам дела и подтверждается совокупностью исследованных судом доказательств: показаниями свидетелей ФИО15, ФИО16, ФИО17, ФИО18, ФИО19, ФИО20 о создании в воинской части излишков дизельного топлива, ФИО21, ФИО22, ФИО14 (псевдоним), ФИО23, ФИО24, ФИО10 и ФИО25 об обстоятельствах хищения и реализации дизельного топлива, заключением судебной бухгалтерской экспертизы, а также иными документами.

Перечисленные доказательства надлежащим образом исследованы и оценены судом в ходе судебного разбирательства, достаточно полно и правильно изложены в приговоре, сомнений в своей относимости, допустимости и достоверности не вызывают.

Вопреки мнению осужденного и защитника, показания свидетелей ФИО10 и ФИО23 подтверждаются, дополняются и согласуются с другими доказательствами. Ссылки в апелляционной жалобе защитника на то, что свидетель ФИО23 является военнослужащим по призыву, а свидетель ФИО10 привлечен к участию в деле уже на стадии судебного следствия, не влечет признания их показаний недостоверными либо недопустимыми.

Вопреки утверждению защитника в апелляционной жалобе, в приговоре дана надлежащая оценка показаниям свидетелей ФИО26 (старшего колонны) и Зубаерова (дежурного по КПП) — как надуманным с целью избежать ответственности, а свидетеля ФИО1 — как не опровергающим установленные судом обстоятельства хищения.

Довод осужденного о том, что дежурный по КПП ФИО27 путем простукивания цистерн топливозаправщиков убедился, что те не имеют нагрузки в виде топлива, является несостоятельным, поскольку такой способ проверки свидетельствует лишь о ненадлежащем исполнении дежурным своих обязанностей.

Вопреки утверждению осужденного Давиденко в апелляционной жалобе, факт наличия топлива в автозаправщике при выезде из войсковой части № подтверждается показаниями свидетеля ФИО24 и последующими действиями Давиденко, связанными с противоправным изъятием топлива, о чем показывал свидетель ФИО14 (псевдоним).

Показаниям свидетеля Иванова (псевдоним) в судебном заседании судом первой инстанции дана надлежащая оценка, а на показания свидетелей ФИО11 и ФИО3, оспариваемые автором жалобы, суд в приговоре не ссылался.

Довод осужденного о неправильном установлении органами следствия времени его выезда ДД.ММ.ГГГГ г. из войсковой части № в 5 час. 50 мин. (фактически — позже) является беспредметным, поскольку согласно приговору топливозаправщик под управлением Давиденко покинул территорию части в этот день в 7-м часу.

С учетом результатов следственных экспериментов от ДД.ММ.ГГГГ., установивших продолжительность следования топливозаправщика и слива из него дизельного топлива, а также данных путевого листа от ДД.ММ.ГГГГ г. № № о времени выезда топливозаправщика с территории воинской части, следует признать необоснованной ссылку защитника в жалобе на невозможность совершения хищения способом, описанным в приговоре.

Довод защитника о том, что судом необоснованно отказано в проведении следственного эксперимента с целью установления продолжительности следования топливозаправщика от КПП воинской части до границы РЮО и РФ является беспредметным, поскольку в суде исследованы доказательства, достоверно определяющие эту продолжительность.

Ссылку осужденного Давиденко и его защитника в апелляционных жалобах на отсутствие нормативных документов, наделяющих его организационно-распорядительными либо административно-хозяйственными полномочиями, следует признать необоснованной, поскольку квалификация содеянного Давиденко по ч. 3 ст. 160 УК РФ не предусматривает наличия у него статуса должностного лица. Служебное же положение Давиденко, использованное им при совершении хищения, подтверждено приказом командира войсковой части № от ДД.ММ.ГГГГ г. № № о назначении Давиденко установленным порядком на должность водителя № класса автотранспортной группы отдела МТО.

Вопреки мнению осужденного и защитника, в судебном заседании эксперт ФИО28 подтвердила правильность экспертного заключения и пояснила, что в основание расчета положены данные из накладной о получении летнего дизельного топлива, в части его стоимости и массы в килограммах, суммы налога и добавленную стоимость. Согласно заключению судебной бухгалтерской экспертизы, недостачей дизельного топлива войсковой части № причинен ущерб в размере № руб. № коп.

Указание в приговоре иного размера хищения, превышающего указанную сумму, неизбежно повлечет выход за пределы предъявленного обвинения и нарушение права подсудимых на защиту, о чем правильно указал приговоре суд первой инстанции, обоснованно сославшись на ст. 252 УПК РФ. В связи с этим утверждение осужденного в жалобе о недовменении ему судом хищения на сумму № руб. № коп. не основано на законе.

При таких обстоятельствах вывод в приговоре об отсутствии оснований для признания недопустимым доказательством заключения судебной бухгалтерской экспертизы является правильным, а представленные стороной защиты в суд апелляционной инстанции документы ОАО «НК «Роснефть»-Артаг» не влияют на обоснованность этого вывода.

Утверждение осужденного о недопустимости заключения по результатам исследования психологических и физиологических признаков следует считать беспредметным, поскольку на данное заключение суд в приговоре не ссылался.

Довод защитника о нарушениях при проведении ежемесячных ревизий склада ГСМ в н.п. <адрес> не опровергают вывод суда о наличии умысла у Галеутдинова на создание излишков дизельного топлива.

На основании указанных доказательств суд первой инстанции, вопреки доводам жалоб, точно и полно установив фактические обстоятельства уголовного дела, в том числе относящиеся к событию хищения, времени и месту реализации похищенного, верно квалифицировал содеянное Галеутдиновым, Дробязго и Давиденко по ч. 3 ст. 160 УК РФ, а Галеутдиновым и Дробязго, кроме того, по ч. 1 ст. 292 УК РФ.

Вопреки утверждению в апелляционной жалобе защитника, то обстоятельство, что требование-накладная от ДД.ММ.ГГГГ г. в дальнейшем не была внесена в книгу учета наличия и движения материальных средств, не свидетельствует об отсутствии в действиях Галеутдинова и Дробязго признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 292 УК РФ, поскольку внесение заведомо ложных сведений в требование-накладную в вину Галеутдинова и Дробязго не вменено.

Довод защитника о том, что судом необоснованно отказано в проведении почерковедческой экспертизы протокола проверки показаний на месте с участием свидетеля ФИО14 (псевдоним) для определения подлинности его подписей в протоколе, является несостоятельным, поскольку свидетель ФИО23, участвовавший в качестве понятого, показал, что ФИО14 (псевдоним) самостоятельно проставил подписи в протоколе следственного действия.

Установленное в результате исследования, проведенного по инициативе стороны защиты, несовпадение подписей одного и того же лица — ФИО29 и свидетеля ФИО14 (псевдоним), выполненных в протоколе проверки показаний на месте, не свидетельствует о недопустимости данного протокола, поскольку после присвоения псевдонима «ФИО14» подпись ФИО29 была намеренно изменена в соответствии с ч. 9 ст. 166 УПК РФ.

Вопреки мнению защитника, все заявленные участниками судебного разбирательства ходатайства судом разрешены в установленном законом порядке, поскольку для их разрешения председательствующему требовалось оценить все доказательства, представленные сторонами в судебное следствие.

Что касается несогласия защитника с содержанием имеющегося в материалах дела протокола судебного заседания, то в силу правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда РФ от 14 июля 2017 г. № 21-П, судья суда апелляционной инстанции не вправе принимать решение по замечаниям на протокол, поскольку функция по рассмотрению замечаний на протокол судебного заседания суда первой инстанции в настоящее время основана на личном восприятии хода процесса судьей этого суда.

Вместе с тем приговор в отношении Галеутдинова и Дробязго подлежит изменению по следующим основаниям.

Согласно ст. 78 УК РФ, лицо, совершившее преступление небольшой тяжести, освобождается от уголовной ответственности, если со дня его совершения и до момента вступления приговора в законную силу истекло два года.

В соответствии с ч. 2 ст. 9 УК РФ временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий.

На основании ч. 8 ст. 302 УПК РФ при установлении факта истечения срока давности в ходе судебного разбирательства суд постановляет по делу обвинительный приговор с освобождением осужденного от назначенного ему наказания. По смыслу закона, такое же решение принимается и в том случае, если срок давности истекает после постановления приговора, но до его вступления в законную силу.

Как установлено судом, инкриминируемое Галеутдинову и Дробязго преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 292 УК РФ, относящееся к категории преступлений небольшой тяжести, было совершено в период ДД.ММ.ГГГГ

Поскольку на момент рассмотрения дела в апелляционном порядке прошло более двух лет со дня совершения Галеутдиновым и Дробязго преступления, а течение срока давности уголовного преследования по основаниям, предусмотренным законом, не приостанавливалось, то приговор подлежит изменению, а Галеутдинов и Дробязго — освобождению от назначенного им по ч. 1 ст. 292 УК РФ наказанию.

Кроме того, свидетельские показания по существу обвинения, данные сотрудником ОСБ ПУ ФСБ России в РЮО ФИО2, проводившим ОРМ в отношении Галеутдинова, и старшим следователем № ВСО ФИО5, возбудившем и расследовавшем настоящее уголовное дело, в силу прямой заинтересованности данных лиц не могут быть признаны допустимыми в соответствии со ст. 75 УПК РФ, в связи с чем подлежат исключению из описательно-мотивировочной части приговора.

При назначении Галеутдинову, Дробязго и Давиденко наказания за преступление, совершенное в соучастии, судом учтены характер и степень фактического участия каждого лица в его совершении, значение этого участия для достижения цели преступления, его влияние на характер и размер причиненного ущерба.

Суд первой инстанции обоснованно признал обстоятельствами, смягчающими наказание, наличие на иждивении у Галеутдинова и Давиденко малолетних детей и добровольное возмещение Галеутдиновым и Дробязго причиненного ущерба, а также учел при назначении наказания их положительные характеристики по военной службе, в связи с чем пришел к правильному выводу о назначении подсудимым самого мягкого вида наказания — штрафа, что является справедливым.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 38920, 38926, 38928 и 38933 УПК РФ, судебная коллегия

определила:

приговор Владикавказского гарнизонного военного суда от 19 марта 2019 г. в отношении Галеутдинова Р.И., Дробязго С.А. и Давиденко А.С. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора ссылки на показания свидетелей ФИО2 и ФИО5

На основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с истечением срока давности уголовного преследования освободить Галеутдинова Р.И. и Дробязго С.А. от наказания, назначенного по ч. 1 ст. 292 УК РФ, в виде штрафа в размере № руб. и № руб. соответственно.

Исключить из приговора ссылку на ч. 3 ст. 69 УК РФ.

Считать Галеутдинова Р.И. осужденным по ч. 3 ст. 160 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере № руб.

Считать Дробязго осужденным по ч. 3 ст. 160 УК РФ к наказанию в виде штрафа в размере № руб.

В остальной части приговор Владикавказского гарнизонного военного суда от 19 марта 2019 г. в отношении Галеутдинова Р.И., Дробязго С.А. и Давиденко А.С. оставить без изменения, а апелляционные жалобы осужденного Давиденко А.С. и защитника Горобцова К.В. — без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи